Новости клуба

24.03.2020 | Болельщики
Главный футбольный болельщик Нижнего
Главный футбольный болельщик Нижнего
Уникальный человек Алексей Васильевич Гришаков отмечает 24 марта свой 75-летний юбилей. «Чем же он уникален?» – спросите вы. Прежде всего, тем, что является футбольным болельщиком с 65-летним (!) стажем. Кроме того, Алексей Васильевич был внештатным корреспондентом трех нижегородских газет: «Автозаводец», «Нижегородский спорт» и «Футбол-Хоккей НН». И все свои статьи, отчеты о матчах и заметки он до сих пор бережно хранит у себя дома.

Помимо всего прочего, Алексей Васильевич Гришаков долгое время был диктором на стадионах «Северный» и «Локомотив», и это еще одна яркая страница в его биографии. А сколько их еще, все и не перечесть! Впрочем, мы попытались это сделать в нашей более чем двухчасовой беседе.

Забивал «сухим листом»

– Алексей Васильевич, с чего началась ваша биография?

– Родился я незадолго до окончания Великой Отечественной войны в одной из маленьких деревень, коих немало в Перевозском районе Нижегородской области. А когда мне исполнилось десять лет, наша семья перебралась поближе к реке Волге – в поселок Работки.

– Какие воспоминания тех лет самые яркие?

– В конце 50-х годов ХХ века в нашей жизни появились телевизоры. Были они, конечно, далеко не у всех. Помню, как мы, мальчишки, всей гурьбой шли смотреть трансляции футбольных матчей к нашему товарищу Игорю Шадрину, у которого были очень приветливые родители. Так, у нас появилась возможность наблюдать за лучшими командами СССР, и мы с упоением смотрели за Никитой Симоняном, Игорем Нетто, Михаилом Месхи, Валентином Ивановым. Все ребятишки той поры бредили легендарным Валерием Лобановским, который прославился своим знаменитым ударом – «сухим листом».

– А кто был вашим кумиром?

– Я всегда любил думающих игроков. Поэтому, когда сам начал играть в футбол, взял себе шестой номер, под которым играл мой любимый футболист – Игорь Нетто (недавно вся страна отмечала его 90-летие – авт.). В школе тогда нам рассказывали про восстание Спартака, а вскоре я узнал, что есть команда с таким названием, вот и стал пристально следить за красно-белыми аж с 1956 года.

Конечно же, мы не только смотрели футбол, а играли в него сами, стремясь быть похожими на больших мастеров. К примеру «сухим листом» и у меня получалось забивать, только делал я это ударом-шведкой, с правой ноги, а Лобановский поражал цель обычно от левого углового флажка.

– На какой позиции вы играли?

– В полузащите, ближе к нападению. Я не обладал взрывной скоростью, зато мне очень нравилось разыгрывать разнообразные комбинации. А еще я отрабатывал удары по воротам, как говорится, до автоматизма. К примеру, с 11-метровой отметки мог забить левой ногой десять раз из десяти, причем впритирку со штангой. Также и с линии штрафной «обстреливал» все верхние и нижние углы.

К сожалению, во время правления Никиты Хрущева Работки потеряли статус районного центра, а до этого наш «Урожай» дважды становился бронзовым призером областного первенства. А футболисты из Работок Титов и Егоров даже приглашались на просмотр в горьковские команды.

Девчата сходили с ума от Янаева

– Кто еще из знаменитостей играл за «Урожай» из Работок?

– На правом краю нападения «Урожая» играл… Геннадий Янаев. Да-да, тот самый будущий вице-президент СССР, возглавивший ГКЧП в 1991 году. А тогда он был красивый, смуглый, девчонки были просто без ума от него (улыбается).

Янаев играл на областном уровне неплохо, голы забивал. А в Работках он оказался по распределению после окончания Горьковского сельскохозяйственного института. Конечно, Геннадий Иванович не только в футбол играл, но и работал главным инженером Работкинской РТС. А потом он сделал головокружительную политическую карьеру, которая завершилась крахом в августе 1991-го.

– Вернемся к вашей персоне. Когда вы впервые увидели большой футбол на стадионе?

– Когда мне было 12 лет, я стал ездить из Работок в Горький к старшей сестре – Фаине. Ну а тогда в областном центре играли сразу две команды – «Торпедо» и «Ракета». А что мне, влюбленному в футбол мальчишке, стоило добраться до стадиона «Труд»?! Так я стал активным болельщиком.

– На матчи горьковской «Волги» тоже ходили?

– Ходил, конечно, но не на каждый матч. К тому времени у меня появилась работа, я женился. У нас с Альбиной родились два сына.

Играл на кларнете и саксофоне

– Кроме футбола, чем еще увлекались?

– Была у меня еще «одна, но пламенная страсть». Еще в Работках я стал ходить на репетиции в духовой оркестр. Сначала играл на басу, а вскоре наш руководитель Михаил Петрович Иванов (он был трубачом в Госцирке) посмотрел на мои пальцы и дал мне в руки кларнет. Так я стал кларнетистом, и это занятие мне очень понравилось. У меня появились успехи на музыкальном поприще. Мы выступали на всех праздниках в Доме культуры, играли на танцах по выходным, и нередко я солировал.

Когда я переехал в Горький и устроился на ГАЗ, то узнал от секретаря комсомольской организации, что в нашем цехе есть музыкальные инструменты, в том числе и мой горячо любимый кларнет. После этого я организовал квинтет, причем все ребята были из нашей смены. Мы оставались репетировать после работы. Играли вальсы, танго, фокстроты, твисты для рабочих в обеденный перерыв в красном уголке, если было холодно, или в скверике летом перед нашим цехом.

Была у меня еще одна мечта – поиграть на саксофоне. Я сказал о своем желании в цеховом комитете комсомола, и где-то через полгода мне вручили подарок – саксофон с золотым раструбом. Так я стал саксофонистом, на самодеятельном уровне, конечно (улыбается).

Заметил, кстати, меня Борис Павлович Видяев – будущий генеральный директор ОАО «ГАЗ». Тогда же он был старшим мастером. Отметив мою активность, Борис Павлович перетянул меня в свою смену – в производство грузовых автомобилей, на 53-й конвейер. И впоследствии мы с Видяевым очень сдружились.

– С футболом на ГАЗе не расставались?

– Нет, конечно. Более того, я подал идею провести первенство цеха, чтобы выявить лучших футболистов ПГА и выйти в первую группу заводского чемпионата. В течение двух сезонов на стадионе «Пионер» мы проводили свое первенство, в котором принимали участие шесть команд. В эти годы я нередко просил у Видяева освободить людей для участия в футбольных матчах, и Борис Павлович шел мне навстречу, ведь я же не для себя просил – для общего дела.

В итоге наша сборная команда ПГА три года подряд выходила в финальную «пульку». И, наконец, в 1971 году мы прорвались в первую группу чемпионата завода. В решающем матче я сделал подачу с левого фланга, а мой партнер по команде Бойко, приехавший на ГАЗ из Краснодара, ударом с лета забил победный гол.

Сроднился с Волгой

– Вы мне рассказывали, что в детстве мечтали работать на речном флоте. Сбылась ли ваша мечта?

– Действительно, после восьмого класса я даже поступал в речное училище, но не прошел по состоянию здоровья: когда я был маленьким – получил сильный ожог ладоней обеих рук.

Мы с семьей в начале 70-х переехали в Сормово, и я недолгое время работал на легендарном заводе «Красное Сормово», после чего все же решился еще раз попытать счастье и поехал в поселок Парижской коммуны. И тогда меня приняли на теплоход «Рихард Зорге». Свою первую навигацию я прошел по маршруту Москва – Ростов-на-Дону. А потом меня перевели на астраханский рейс. В итоге я прошел одиннадцать навигаций подряд: с 1976 по 1986 год. Буквально сроднился с Волгой (улыбается).

– А потом вы вернулись на ГАЗ?..

– Да, говорят, старая любовь не ржавеет. Стал работать на родном производстве и, конечно же, возглавил футбольную команду ПГА. Снова из второй пришлось пробиваться в первую группу, что мы, укрепив состав, успешно и сделали. А вообще из десяти сезонов, когда я был начальником команды, мы два раза становились серебряными призерами и пять раз – бронзовыми. А чемпионат ГАЗа в то время был очень сильным и, наверное, не уступал нынешнему областному первенству.

– А, помимо футбола, каким видом спорта вы еще увлекались на автозаводе?

– Я с детства неплохо играл в настольный теннис. И вот как-то обыграл одного из местных грандов, принял участие в первенстве ГАЗа по настольному теннису и стал третьей ракеткой завода.

Шесть «золотых» сезонов

– В 90-е у вас появилась новая любовь – футбольная команда «Торпедо», впоследствии переименованная в «Торпедо-Викторию»…

– В начале мая 1991 года я решил ходить не только на ее домашние матчи, но и ездить на выездные. Помню, подошел к автобусу, на котором «Торпедо» собиралось в Сосновское, и как воспитанный человек спросил у старшего тренера автозаводцев - Семена Михайловича Гурвица - разрешения о моей поездке вместе с командой. В итоге получил утвердительный ответ. Мой дебют в качестве болельщика оказался победным для «Торпедо», которое выиграло со счетом 1:0. А гол, как сейчас помню, забил со штрафного Альберт Осколков, ставший впоследствии известным футболистом, который дорос до высшей лиги.

Потом был мой второй выезд, и пятый, и десятый. Я как-то и не заметил, что почти породнился с командой. Да и ребята с главным тренером теперь воспринимали мое присутствие как должное. Совершенно незаметно пролетел для меня сезон 1991 года, а впереди, как оказалось, было еще пять футбольных сезонов, проведенных мной вместе с «Торпедо». И так в шести сезонах кряду я не пропустил ни одного матча с участием любимой команды. И одновременно с этими «золотыми» для меня сезонами еще как-то ухитрялся работать в две смены на ГАЗе (смеется).

На перевоспитание – в Чечню!

– Вы ведь еще и диктором стали на матчах «Торпедо»…

– Во многих городах области на стадионах велась информационная работа, а у нас на «Северном» – тишина. Тогда я пошел к руководству спорткомплекса с этим вопросом. Оказалось, что нужная аппаратура имелась, но не было в наличии диктора. Эти функции я взял на себя. Отнесся к новому делу с присущей мне повышенной ответственностью, стараясь в перерыве давать зрителям богатую, исчерпывающую информацию: от первенства автозавода в первой группе до матчей национальных сборных команд. Болельщики оставались довольны, ведь интернета практически ни у кого тогда не было.

Не обходилось и без юмора. К примеру, чтобы утихомирить не в меру развеселившихся за воротами мальчишек я сказал в микрофон: «Всех непослушных сейчас же будем отправлять на перевоспитание в Чечню!» Об этом случае тогда еще корреспондент Сергей Трусов в газете «Футбол-Хоккей НН» написал.

– Вы, говорят, и прозвища торпедовцам давали?

– И это правда. К примеру, Евгения Космачева за его манеру игры я называл Хитрый Лис. А Сережа Корнев у меня был Золотничок. Если уж он забивал голы, то непременно умные и красивые. Фантастика просто, а не голы! Ну, а моим любимчиком был Олег Максимов – и игрок потрясающий, и человек прекрасный.

– А вы помните, как Олег Константинович в 42 года вернулся в профессиональный футбол?

– Конечно, помню. Дело было на стадионе «Полет». Не хватавшая звезд с неба «Электроника» играла с одним из лидеров – уфимским «Строителем». Максимов вышел на замену и вскоре дал такую классную продольную разрезающую передачу, после которой был забит первый гол. А вскоре Олег сделал еще один голевой пас! Я не выдержал, подбежал к сидевшему неподалеку Игорю Егорову и буквально закричал: «Смотри, что наши автозаводцы творят!». Возвращение Максимова в 42 года тогда многих впечатлило, не только меня.

Бакалец увидел будущее Хазова

– А помните, как Антон Хазов в «Торпедо-Виктории» появился?

– Разумеется. Тогда еще лучший бомбардир «Торпедо-Виктории» Андрей Бакалец мне сказал: «У этого парня – большое будущее». И как в воду глядел. В сезоне-2000 Хазов забил 26 мячей в ворота соперников, и Валерий Газзаев вскоре взял его в московское «Динамо» без всякого просмотра.

Но рекорд результативности за сезон установил именно Бакалец, забивший 33 мяча в 1998 году. Тот год был прямо-таки «золотым» для нижегородского профессионального футбола. «Локомотив» тогда вышел в высшую лигу, «Торпедо-Виктория» – в первую. А ведь были еще павловское «Торпедо», уренский «Энергетик», арзамасское «Торпедо» и дзержинский «Химик». И все они неплохо выступали во второй лиге.

– А почему, на ваш взгляд, «Торпедо-Виктории» не удалось закрепиться в первом дивизионе?

– Я считаю, что Леонида Васильевича Назаренко подвела самонадеянность. Он не стал укреплять состав, выиграв вторую лигу, за что и поплатился. В первых тринадцати турах команда потерпела одиннадцать (!) поражений. В итоге последовала тренерская чехарда и закономерный вылет во второй дивизион. А вскоре «Торпедо-Виктория» канула в лету…

За женой, как за каменной стеной

– Чемпионат мира 2018 года смотрели?

– Года за четыре до него я перенес обширный инфаркт, мне сделали операцию на сердце. А потом еще и три инсульта… Слава богу, остался жив. Видно, кто-то наверху решил, что без меня это уже будет совсем не тот чемпионат мира (улыбается). Конечно, все матчи мундиаля смотрел, а стадион посетил впервые еще на тестовых матчах «Олимпийца». Рад был увидеть своими глазами, как наш город преобразился к чемпионату мира. Стрелка – это же уникальное место у нас в Нижнем, а теперь там – стадион-красавец! Ну а в 2019 году мы золотую свадьбу с женой отметили.

– Расскажите о своей семье.

– Как я уже говорил, у нас с Альбиной два замечательных сына – Дмитрий и Роман. Старший – Дмитрий – пошел по военной части. У него три высших образования. С красным дипломом он окончил военную и юридическую академии.

Роман был легкоатлетом, входил в пятерку лучших барьеристов страны. А уж на областном уровне он всегда побеждал во всех соревнованиях. Сейчас Роман работает тренером.

Отдельно хочу сказать, что бог мне подарил прекрасную жену. Мы вместе уже 51 год! Альбина – медработник, так что я за ней, как за каменной стеной. А как она готовит, как печет! В общем, чудо, а не жена – лучшая не только в России, но и во всем СНГ (смеется).

– Алексей Васильевич, вас можно увидеть на самых различных спортивных мероприятиях в нашем городе…

– Потому что в спорт я влюблен с детства. Особенно мне нравятся игровые виды спорта: хоккей с шайбой, русский хоккей, волейбол, баскетбол, настольный теннис… Но вне конкуренции, конечно же, его величество Футбол. Виду спорта номер один я отдал свое сердце окончательно и бесповоротно.

Беседовал Сергей КОЗУНОВ