Новости клуба

11.11.2019 | Команда
Владимир Хозин: Я еще не наигрался!
Владимир Хозин: Я еще не наигрался!
Защитник «Нижнего Новгорода» Владимир Хозин, признанный болельщиками лучшим игроком команды в октябре 2019-го, рассказал в интервью о своей карьере и о возвращении в строй после тяжелейшей травмы, а также поделился своими планами на ближайшее будущее.

Наше досье

№ 29. Владимир ХОЗИН. Родился 3 июля 1989 года. Воспитанник ростовского футбола (СДЮСШОР-8). Первый тренер - Валерий Борисович Сельдяков. Защитник.
Выступал за ФК «Ростов», «Москва», «Крылья Советов» (Самара), «Торпедо» (Москва), «Алания» (Владикавказ), «Урал» (Екатеринбург), вторую сборную России. По итогам сезона-2018/2019 стал чемпионом Армении в составе ереванского «Арарата».
В «Нижнем Новгороде» - с июня 2019 года.

Ростов - город футбольный

- Владимир, вы родом из Ростова-на-Дону. Это футбольный город?

- Да, несомненно. Ростов - город южный, футбольный. Мне было 6 лет, когда дедушка привел меня в СДЮСШОР-8 (сейчас она носит имя Виктора Понедельника). А потом я перешел в школу ФК «Ростов». С нашей командой 1989 года рождения мы заняли третье место в чемпионате России. Это было большое достижение.

- Кто из детских тренеров оказал на вас наибольшее влияние?

- Наверное, от всех я взял понемногу. Конечно же, никогда не забуду своего первого тренера Валерия Борисовича Сельдякова. А в ФШМ «Ростов» нас тренировал Сергей Гаврилович Селин, сам в прошлом игравший в футбол на профессиональном уровне. Среди его воспитанников - чемпион Европы среди юношей Александр Маренич, Гия Григалава, который сейчас в премьер-лиге за тульский «Арсенал» выступает. Они были моими партнерами по команде.

- Как состоялся ваш переход из юношеского во взрослый футбол?

- Лет в 15 многие ребята из нашей юношеской команды попали в дубль «Ростова». В турнире дублеров раньше выступали футболисты главных команд, которые по каким-то причинам не попадали в основу или восстанавливались после травм. Так, играя с юных лет с большими мастерами, я достаточно быстро адаптировался во взрослом футболе.

- Почему вам не удалось закрепиться в «Ростове»?

- Команда тогда вылетела в первую лигу, дубль закрыли. Перед «Ростовом» поставили задачу вернуться в премьер-лигу. Так что шансов пробиться в основу у меня не было. Перешел в ФК «Москва», где работал под началом легенды советского футбола - Олега Блохина. Но там у меня тоже не сложилось. Получил одну за другой две травмы и выбыл надолго. Потом попал в самарские «Крылья Советов», но стабильно начал играть только в московском «Торпедо». В переходном на систему «осень - весна» сезоне-2011/2012 мы заняли в ФНЛ 8 место.

Два года без футбола

- В премьер-лиге вы выступали за владикавказскую «Аланию». Чем запомнилось это время?

- Прежде всего, запомнились болельщики «Алании». Для них футбол - больше, чем футбол. Они очень любили команду и поддерживали ее всегда: и после побед, и после поражений.

- В том сезоне вы отметились дублем в ворота «Зенита». Наверное, после этого вас на руках носили?

- К сожалению, мы уступили в той игре - 2:3. На руках не носили, но то, что на улице стали чаще узнавать - это точно (улыбается).

«Алания» по итогам того сезона вылетела в ФНЛ. Начались проблемы с финансированием, и команда распалась. А я отправился в «Урал».

- За который отыграли несколько сезонов…

- Когда я приехал в Екатеринбург, команда находилась в «зоне вылета». Зимой «Урал» принял Александр Федорович Тарханов, который создал в коллективе сплав молодости и опыта. По весне мы выиграли сразу несколько матчей и сохранили место в премьер-лиге, избежав даже стыковых матчей.

Наивысшим же нашим достижением в мою бытность в «Урале» стало восьмое место в РПЛ и выход в финал Кубка России. Правда, в финале из-за травмы мне сыграть не удалось.

- О вашей травме можно говорить долго. Даже не столько о травме, сколько о посттравматической инфекции…

- В феврале 2016 года я получил травму ключицы во время товарищеской игры с молдавским «Шерифом». Рука быстро зажила, но за повреждением ключицы врачи не заметили травму сухожилия. А мне становилось все хуже и хуже - ногу даже поднять не мог. В итоге я сделал УЗИ в обычной больнице, потом МРТ, которая показала полный отрыв сухожилия. Перепончатая мышца в бедре висела на волоске и уже начала срастаться в другом месте.

Позвонил в «Урал», там врачи очень удивились: «Как так?». Начали искать, где делать операцию. С немецкой клиникой общался сам, варианты в Италии и Финляндии мне нашли в клубе. Оперироваться нужно было срочно, поэтому выбрал финнов - только они были готовы сделать все сразу. Поначалу казалось, что операция прошла нормально. Но я почти не мог ходить: жена Юнона меня одевала, купала, чуть ли не носила на руках. Легче не становилось, хотя через месяц я должен был уже делать упражнения. Плюс первые недели после операции температура держалась на уровне 38° С и нога просто «горела».

А потом финны обнаружили у меня в ноге инфекцию стафилококка. Вторая операция прошла в июле 2016-го. Доктора почистили бедро, убрали шуруп, на котором держалось сухожилие, - сказали, что все срослось. И прописали курс антибиотиков на два месяца: в первый нужно усиленно лечиться, а после, по словам врачей, можно начинать реабилитацию по полной. Но тренироваться никак не получалось - бедро продолжало болеть в том же самом месте. Со временем мне стало чуть лучше, и я вернулся в «Урал». Но вскоре понял, что инфекция осталась и мешала мышцам работать.

В январе 2017-го начал тренироваться: сначала в отпуске, потом на сборах. Но все через боль - каждый раз, как наступал на ногу, отдавало в бедро. В последнем товарищеском матче на сборе так сильно кольнуло, что решил: вернусь домой и еще раз МРТ сделаю. И в ростовской больнице мне показывают снимок, где все бедро в инфекции.

Отправляю его в Финляндию. В клинике говорят: «У тебя все нормально, пей таблетки». Тогда я понял, что нужно ехать к другим докторам. В Германии побоялись оперировать меня, брать на себя такую ответственность. Сказали, что инфекция поползла вниз по мышце и спасти ногу почти нет шансов. Остался один вариант - клиника «Вилла Стюарт» в Риме.

В Италии провел больше месяца - три недели врачи разбирались, искали инфекцию. По показателям я был полностью здоров, но стафилококк был в ноге: вся мышца до колена была в инфекции вплоть до кости. Я мог вообще ногу потерять (об этом врачи мне сказали уже после выздоровления). А тогда важно было назначить правильное лечение, потому что в моем случае ошибаться было уже нельзя. Профессор в Риме сказал, что такое случается, но важно вовремя выявить инфекцию - и тогда ее можно убить за неделю без последствий.

В итоге итальянские врачи выписали мне курс антибиотиков, раз в 3-4 месяца я ездил на специальные радиоактивные проверки. Они показывают, насколько сильно инфекция распространилась, причем за месяц до процедуры нельзя пить никаких таблеток. Первый раз жена ездила со мной, она тогда была беременна, поэтому после процедуры мы три дня общались с ней в кафе за разными столиками. Лечение продолжалось больше года, и окончательно от стафилококка я избавился только в феврале 2018-го. Сразу почувствовал себя намного легче: и психологически, и физически тоже. Как камень с души упал.

Семья - мой прочный тыл

- Вы вернулись в «Урал», но затем уехали в Армению. Почему?

- Зимой сразу же начал заниматься: сначала бассейн, потом упражнения с реабилитологом из «Урала». Уже через пару недель вернулся к тренировкам, еще через месяц - начал работать с мячом. Я этого два года ждал! Летом прошел сборы с основой, играл в товарищеских матчах. Президент клуба Григорий Иванов говорил, что на меня рассчитывают, и вообще очень поддерживал все это время - для меня это было важно. Но за пару дней до старта чемпионата в «Урале» мне сказали искать новую команду. Даже на просмотры не успел съездить. Сыграл только несколько матчей за дубль. А потом мне позвонил Погос Артушевич Галстян, бывший помощник Тарханова в «Урале», и позвал меня в команду «Арарат-Армения». Тренер Вадим Викторович Скрипченко тоже меня хорошо знал по тому же «Уралу».

Уровень чемпионата Армении, наверное, пониже, чем в ФНЛ. У нас в команде собрались мастеровитые ребята, многие поиграли на высоком уровне. В первом же матче после моего перехода мы обыграли действующего чемпиона - «Алашкерт», а мне удалось забить победный гол. Вскоре меня выбрали капитаном команды. Боролись за чемпионское звание. Все решилось в последнем туре, когда мы обыграли «Бананц» (1:0). «Золотой» гол забил Антон Кобялко. В итоге мы опередили на одно очко «Пюник» Александра Тарханова и заняли первое место.

- По приезду в Нижний вы сразу же угодили на больничную койку…

- Прибыл на сбор, потренировался с командой и вечером почувствовал жуткую боль в животе. Оказалось, обострение аппендицита. Мне сделали операцию, и уже через две недели я начал тренироваться. А в конце июля провел свой первый матч за «Нижний Новгород».

- Вы произвели настоящий фурор в матче Кубка России, забив два мяча в ворота ярославского «Шинника».

- В этом сезоне у меня было много хороших моментов, но мяч упорно не шел в ворота. А голы, конечно, добавляют уверенности. Жаль, что уступили «Шиннику» по пенальти в Кубке, зато уже через три дня взяли у ярославцев убедительный реванш в матче первенства ФНЛ.

- Успели привыкнуть к требованиям нового тренерского штаба?

- Да, мы стараемся выполнять установки Роберта Геннадьевича Евдокимова, который нам все четко и доступно объясняет. Жаль, что потеряли много своих очков на старте сезона. Надеюсь, что в ноябре наверстаем упущенное и поднимемся вверх по турнирной таблице.

- В Нижнем уже освоились?

- Я здесь уже четыре месяца, так что по городу езжу без навигатора. Семья всегда вместе со мной. Жена Юнона (мы уже почти 6 лет в браке) и дочка Вивьен (ей два с половиной года). Они приходят на все наши домашние матчи, болеют за меня. Семья - это мой прочный тыл.

- В июле вам исполнилось 30 лет. О том, что будет по окончании карьеры, не задумывались?

- Футбол - это жизнь, это наше всё. Хочу заниматься любимым делом как можно дольше. Сейчас люди и до 40 лет играют. А что будет дальше, сейчас не хочу загадывать. Я еще не наигрался.

Беседовал Сергей КОЗУНОВ