Новости клуба

18.07.2020 | История
Легендарный Сильва
Легендарный Сильва
Сегодня в рубрике «Легенды нижегородского футбола» речь пойдет о легендарном защитнике горьковских команд «Ракета» и «Волга» Владимире Селивановском.

Наше досье

Владимир Сергеевич СЕЛИВАНОВСКИЙ. Родился 16 февраля 1942 года в городе Горьком.
Воспитанник группы подготовки при команде мастеров «Ракета» (Горький). Защитник. Мастер спорта СССР.
Выступал за команды: «Ракета» (Горький) – 1960 – 1962 гг., «Волга» (Горький) – 1963 – 1968 гг., «Металлург» (Куйбышев), «Локомотив» (Москва), «Химик» (Дзержинск).
За горьковские команды мастеров провел 224 игры, забил 2 мяча.
Тренировал детские команды спортклуба «Полет» (Горький), работал на стадионе «Юность» в Московском районе города Нижнего Новгорода.
Умер 24 мая 2009 года в городе Нижнем Новгороде.

С Владимиром Сергеевичем Селивановским меня познакомил грозный форвард сормовских команд «Авангард» и «Ракета» Валентин Николаевич Сысалов. «С Сильвой тебе надо поговорить. Он многое знает и многих помнит», – сказал ветеран. Планировал поговорить с Владимиром Сергеевичем минут 40-50. А беседа затянулась более чем на три часа.

И вот что рассказал мне Владимир Сергеевич Селивановский (беседа состоялась в конце 90-х годов ХХ века):

- В 50-е годы в Сормове мальчишке не стать футболистом было трудно. Футбол был религией. Сормовский «Авангард» выступал еще в первенстве РСФСР, а стадион «Труд» на его домашних матчах был буквально забит болельщиками. А когда «Авангард» пробился в класс «Б», и говорить было нечего. Даже бабушки на скамейке, и те все судачили о футболе.

Мы, мальчишки, гоняли мяч на пустырях с утра и до вечера. Юных талантов было море. Недаром тренер Михаил Иванович Ляпин собрал юношескую дружину при команде мастеров «Ракета» 1941 – 1942 годов рождения, куда вошли ребята из одного 157-квартирного дома стахановцев, что находится напротив нынешнего ТЦ «Сормовские зори». Команда у нас была неплохая. Могли выступить удачно. Однако перед самой поездкой на зональный турнир в Курск у нас появился новый тренер Василий Иванович Угланов. Не знаю, чем это было вызвано. Но новый наставник нас впервые увидел только перед отправкой на соревнования. Даже ни одной тренировки не провел. В Курске мы выглядели неплохо. Но в финал не попали. Хотя дали бой фаворитам - тбилисскому «Динамо». Те только с помощью судей вырвали победу – 3:2.

- Грузины судей «зарядили»?

- Турнир тот назывался первенством Советского Союза среди юношеских коллективов при группах подготовки при командах мастеров класса «А» и «Б». Но устроителям в финале не нужны были коллективы класса «Б».

- А как вы в команду мастеров попали?

- Я в юношеских командах был центральным защитником и ходил в больших талантах. С 16 лет привлекали меня к тренировкам команды мастеров «Ракета». С 17 лет ездил с «Ракетой» на предсезонные сборы. Но из-за своего юного возраста и отсутствия опыта кого я мог «подвинуть» из основы? Александра Ивановича Капитанова, который на десять лет меня старше и прошел в футболе огонь, и воду, и медные трубы? Мне оставалось тренироваться, таскать сетку с мячами и числиться в команде мастеров.

Мой дебют состоялся в первом матче второго круга сезона 1960 года (26 июля – авт.) в Калуге, где мы играли с местным «Спутником». Та игра складывалась нелегко. Борис Шипунов открыл счет в самом начале матча. Преимущество было на стороне «Ракеты». В конце матча мы решили «засушить» игру. Победа с минимальным счетом устраивала «Ракету». Однако минут за пять до финального свистка хозяева разыграли неопасный вроде бы штрафной, последовал навес, и наш защитник Тарасов ничего другого не придумал, как сбросить мяч головой вратарю Бороненкову. И сбросил! Бороненков сделал шаг влево, а мяч полетел вправо - в сетку ворот. Начались «качели». Идет наша атака, и Виктор Гришин ударом с хода забивает гол. Калужане спорят: офсайд! Но он если и был, то пассивный. Пока спорили, старший тренер «Ракеты» Владимир Григорьевич Гринин обращается ко мне: «Вовка, выходи в нападение вместо Гены Фомина». Я стремглав к бровке - и уже на поле. Но секунд через сорок раздался финальный свисток. Даже форму испачкать не успел. Вот такой дебют был у меня в команде мастеров.

- Вы в сезоне 1960 года приняли участие в пяти матчах. Играли по 10 – 15 минут, но в одной игре провели целый тайм.

- В Орле с местным «Локомотивом». Там не было бы счастья, да несчастье помогло. В середине первого тайма был жесткий стык у полузащитника Анатолия Фролова. И в перерыве стало ясно, что он продолжить игру не сможет. Тренеры Гринин и Муреев приняли решение откомандировать в среднюю линию Капитанова, а меня поставить в центр обороны с Вячеславом Дорониным. За мной должен был приглядывать Тарасов и подсказывать Бороненков, не говоря о Доронине, который руководил процессом. Отыграл я неплохо, но устал, как кузнец-молотобоец.

- Постоянное место в «основе» вы получили только в 1962 году?

- Тогда «Ракету» возглавил Иван Васильевич Золотухин. Он и поставил меня правым защитником. Получилось! Так и стал я играть в основном составе «Ракеты». Но вскоре вернулся в центр обороны. Валеру Калугина пригласили в сборную РСФСР на турне по Швеции, и я занял его место. А когда Валерка вернулся, Золотухин поставил нас на пару в центре. Тогда ведь играли по бразильским системам 4-2-4 и 4-3-3. А Калугина вообще я считаю своим учителем.

- Но Калугин вас старше всего на три года!

- Валерий в «Ракету» пришел в 1962 году, у него за плечами были торпедовские команды Павлова и Горького. Его в 1961 году сам великий тренер Борис Аркадьев приглашал в бакинский «Нефтяник». Калугин многому меня научил. Валерий был предан футболу и команде до мозга костей. В одном из матчей Калугин пошел на мяч головой, а его визави ногой. В итоге на Валеру страшно было смотреть. Вся голова в крови. В больнице наложили швы и прописали постельный режим: сотрясение мозга. Но Валерка, чуть оклемавшись, вновь вышел на поле. Соорудили ему какой-то чепчик из бинтов, одел он поверх его шапочку для водного поло, и вперед - играть. Соперники Калугина в его «прикиде» называли марсианином. Кстати, эту шапочку для друга по существу украл я из бассейна ДС «Сормович». Наши «водники» на меня две «телеги» накатали одну в милицию – за кражу, а другую в завком завода «Красное Сормово». До директора завода Михаила Афанасьевича Юрьева скандал дошел. Он расставил всё по местам. Заявил «водникам»: «Селивановского вы видели на пляже в украденной им шапочке? Нет! Он же для дела просил, а вы не дали. Вот и взял без спроса. Хоть так спорту послужила! А то у вас гниет без дела».

- Михаил Афанасьевич Юрьев любил футбол?

- Домашние матчи сормовской команды старался не пропускать. Сам играл с нами или поперек поля, или в зале. Его команда, составленная сплошь из мастеров, играла на него одного, чтобы Юрьев забивал. А он «мазал» из выгоднейших позиций (улыбается). Мы брали «вину» на себя. Извините, Михаил Афанасьевич, пас не получился. Юрьев, безусловно, понимал эти «тонкости» игры. Но ему нравилось гонять мяч с нами. Для этого большого руководителя футбол был отдушиной.

- А материально директор поддерживал команду?

- Сормовские футболисты по сравнению с другими игроками были бессребрениками. Хотя директор и премии выписывал, и дефицит помогал доставать.

- А как произошло объединение «Ракеты» и «Торпедо» - в «Волгу»?

- Желание создать единую и сильную команду в Горьком было еще в 1959-1960 годах. Но кому ее на баланс отдать? Перед началом сезона 1963 года в советском футболе произошла реформа. Была создана вторая группа класса «А», куда включались команды столиц союзных республик и крупных городов СССР. Под эту «марку» и сделали «Волгу». А так никакого объединения команд «Ракета» и «Торпедо» не было. Просто «Красному Сормову» отдали футбол, а ГАЗу – хоккей. И «Ракету» переименовали в «Волгу». Тренерский штаб в новой команде был полностью «ракетовский». Из «Торпедо» пригласили лишь четверых игроков. Причем постоянное место в «основе» получил только Толя Лунин. А «ракетчиков» было одиннадцать человек. Остальные - вновь приглашенные игроки.

- Почему «Волге» не удалось остаться в первой группе класса «А»?

- Нам опыта выступлений на таком уровне не хватило. Что проходило в классе «Б» и второй группе класса «А», в первой группе приводило к «летальным» исходам. Мы по собственной дурости потеряли минимум шесть очков.

- А в каких матчах, помните?

- С киевским «Динамо» играли второй матч сезона в Одессе. Должны были побеждать 1:0, но в итоге получилась ничья – 1:1. Мы, отбив атаку киевлян, на последних минутах матча встали, а Соснихин «вторым темпом» без помех пробил точно. В Москве проиграли «Торпедо» - 0:1. «Карась» не подсказал «Луню», а Иванов обокрал их и забил. Дома с московским «Динамо» вели 2:1. Надо было подержать мяч, а мы кинулись вперед - забивать третий гол, за что и поплатились. Контратака «Динамо» - и 2:2. Плюс, не надо было быть легковерными. Доброхоты из федерации футбола РСФСР говорили: «Надо спасти ленинградский «Зенит» от вылета». Сгоняли с ними ничью под свист трибун – 0:0. Мол, ЦСКА вам в следующем туре очко «вернет». А ЦСКА никаких таких дел не знало и шарахнуло нас - 5:2!

А о матче за 13 место и говорить не хочется. Вначале нам вообще говорили, что он проводится «для порядка», и никто не вылетает. Потом у кутаисского «Торпедо» на сборы сборной СССР по существу третьим вратарем приглашают Урушадзе. Но у них в команде еще два равноценных голкипера. У нас же грузины «убирают» нападающего Забелина. Матч состоялся в Ташкенте 22 ноября. У нас морозы уже стояли, и мы тренировались в зале, а у грузинской команды таких проблем не было. В Ташкенте было два дополнительных матча: наш и за чемпионство между тбилисским «Динамо» и московским «Торпедо». Там вся «теневая экономика» Грузинской ССР была. Деньги привезли чемоданами. В итоге «Динамо» (Тбилиси) – чемпион, а «Торпедо» (Кутаиси) нас обыгрывает – 4:2. При этом судейская бригада из Таллина нас просто «убила».

- После вылета многие футболисты «Волги» покинули команду. А у вас предложения были?

- Нас с Калугиным звали в Одессу. Только его в «Черноморец», а меня в СКА. Обе одесские команды дебютировали в первой группе класса «А». Но мы остались, как и Юра Голов. Думали, что вылетели из первой группы на время, а получилось навсегда. Но я хотел играть только за команду родного города.

- Играть за одесский СКА – это хотели вас призвать в армию?

- Армии я не боялся. Тем более нашей - советской. Но такие люди, как Селивановский, оказались в глубоком тылу нужны (смеется). У меня даже в военном билете было записано: оставлен по директиве МВО.

- А почему все-таки не удалось вернуться в элиту отечественного футбола?

- Причин много. И подбор игроков, и тренерские кадры, да и не особо желало наше руководство возвращаться. Они видели, что у всех команд первой группы - загородные базы, условия для тренировок и подготовки резерва на высоком уровне. Мы же перед матчами сидели на сборах на острове, на стадионе «Труд». А рядом, в сормовском парке, компании отдыхающих, музыка и прочее.

- И все-таки вы покинули «Волгу» после сезона 1968 года...

- Старшим тренером тогда был Вениамин Петрович Крылов. Он живо взялся за омоложение состава. После первых двух матчей под надуманным явно предлогом убрал Карасева и Калугина. Эти игроки – лицо команды, по его мнению, разлагали коллектив и «сдали» первые игры. Я вступился за ребят. Они с первого сезона - в «Волге». Карасев – основной страж ворот, а Калугин – столп обороны. Разлагать и «сдавать» - это не про них. После этого тренерский гнев переключился на меня. Даже в победных матчах Селивановский играет плохо, а в поражениях виноват только он. Меня перестали ставить в состав. А потом Крылов мне объявил: «За снижение спортивных показателей мы решили тебя отправить в дзержинский «Химик», а там, если одумаешься, вернем назад. Но я не хотел играть в классе «Б» и сказал: «Раз я не нужен «Волге», то я свободен».

- Долго новую команду искать не пришлось?

- Юра Голов и старший тренер куйбышевского «Металлурга» Арон Исаакович Герсон уговорили у них поиграть. Но в Куйбышеве в то время была одна футбольная икона - «Крылья Советов», и было ясно, что «Металлург» этому городу особо не нужен.

- А в столичный «Локомотив» как попали?

- Там старшим тренером был Виктор Семенович Марьенко, а помогал ему Владимир Бреднев. По протекции Володи меня и пригласили спасать «Локомотив» от вылета из первой группы. Но какой я спасатель? К тому же в то время «Локомотив» в столице был, как у телеги пятое колесо. Там главные клубы - «Динамо», ЦСКА, «Спартак», «Торпедо». А у «Локомотива» на их фоне даже и болельщиков не было. Нам, чтобы остаться, нужно было в последнем матче обыграть ленинградский «Зенит», а мы сыграли вничью. Причем под занавес встречи у нашего нападающего Бориса Коха был стопроцентный момент, а он не попал в ворота. После игры Бориса все обвинили в предательстве. А он к тому же имел на руках приглашение от «Зенита». Я встал на защиту товарища. Мне тоже досталось, мол, ты защитник и всех защищаешь…

В «Локомотиве» играл наш земляк Володя Беляков. Он взял надо мной шефство. Решил повысить мой культурный уровень. Таскал меня по музеям, театрам. А как-то раз достал билеты в Большой театр на оперу «Севильский цирюльник». Правда, билеты были на галерку. Я выглядывал на сцену с одной стороны колонны, а он с другой. Опера, честно скажу, на меня впечатления не произвела. Вот в антракте буфет в Большом – высший класс! Коктейль «Шампань-Коблер», бутерброды с икрой.

- В «Шампань-Коблер» входят шампанское, коньяк, ликер…

- Я понимаю, о чем вы. Мы пай-мальчиками не были. Но особо и не бедокурили. Нам, футболистам, надо полтора часа бегать, особо при таком режиме не погуляешь. Хотя, конечно, были исключения. Раз на сборах в Крыму вечером поднялся переполох. В соседнем пансионате, где разместилась украинская команда, милиция выпроваживает какого-то бомжа. Тут украинцы начинают всей гурьбой за него заступаться. Оказывается, это их основной полузащитник. Как же так? А дело вот в чем. Он родился и вырос в рабочем поселке, где мужики все пьют, за исключением маленьких мальчишек и немощных стариков. В ходе сезона, чтобы не было соблазнов, ему вообще не дают ни копейки. Потом он все получает скопом и… пропивается до нитки. И едва ли не пешком добирается по весне на сборы своей команды. Там отъедается и приходит в себя пару недель, а к старту сезона он снова - в полном порядке.

- Мне рассказывали ваши друзья, что вы знаете много футбольных баек.

- Футболисты – народ искренний. Это в других местах смотришь: вроде человек простой, но набросил на себя маску солидности. А окружающим кажется, что он лжив или просто умом слаб. Футболисты в наше время любили шутки, розыгрыши. Но так, чтобы всем было смешно. Старались никого не обидеть. Главным хохмачем у нас в команде был Гена Широчкин. Он стихи и даже песни сочинял про футбол.

Историй забавных в мою бытность игроком было много. Как-то раз нам предложили сдать нормы ГТО. Был у нас игрок Виктор Гращенко, который вообще не умел бросать гранату. То об землю его шарахнет со всей силы, то она у него вверх летит. Все советуют: «Витя, брось вперед». И он бросил - в кусты. Еле ее нашли.

В сезоне 1964 года на стадион «Труд», где мы были на сборах, прибыл корреспондент, да не один, а с фотографом. Вот наше трио - Лунин, Шафранский и Калугин - решило попозировать. Схватили удочки – рыбачат. Но впопыхах не заметили, что на них отсутствуют снасти.

Когда у нас в 1965 году начальником команды стал Николай Яковлевич Глебов, поползли в команде слухи, что он участвует в тренировочном процессе. Как тренер-новатор придумывает новые упражнения. Как-то своих подопечных заставил камни таскать от моря до базы, а потом обратно. Нас такая перспектива не радовала. Вскоре Женька Головенков радостно сообщил, что у моря камней нет. Он специально ходил, проверял.

- Владимир Сергеевич, после странствий вы возвратились домой, но не в «Волгу», а «Химик».

- Разговоров о «Волге» даже не было. Я уже просто доигрывал. Тогда футболисты уходили рано. В тридцать заканчивался для игрока футбольный век.

- Не жалеете, что лучшие годы жизни - молодость - посвятили футболу?

- Нет. Жалею, что не оставили «Волгу» в первой группе класса «А». Случилось бы это, футбол в Горьком пошел бы по другому руслу. И базу бы построили, и стадион в Сормове сделали соответствующий, и подготовка резерва пошла бы по-иному. Горьковчане ведь были сильнее той же Одессы, Днепропетровска, Луганска и Харькова. Но лет через десять, где мы очутились, и где они...

Григорий ГУСЕВ, архивариус нижегородского футбола

На фото: 1964 год. Горьковская «Волга» перед домашним матчем. Владимир Селивановский — пятый справа.