Команда

Александр Трошечкин: Хочу играть в РПЛ

все новости
Александр Трошечкин: Хочу играть в РПЛ
В это трансферное окно Сергей Юран в основном собирает в «Пари НН» футболистов, с которыми уже когда-то работал. Дмитрий Тихий, Илья Кухарчук и, конечно, Александр Трошечкин, который прошлый сезон отыграл в «Ахмате».

— Как прошел долгожданный отпуск? Все-таки прошедший сезон получился непростым и долгим.

— Из-за того, что было не так много времени плюс шли переговоры с «Пари НН», я никуда не летал, две недели провел в Москве с семьей. Разве что на дачу съездил. «Ахмат» вышел из отпуска 17 июня, я отправился на сбор в Кисловодск, и в тот же день я улетел, потому что клубы договорились.

— То есть обошлось без лишних килограммов?

— Вроде да. Хотя у каждого тренерского штаба свои требования по весу и питанию. Здесь пришлось подстроиться, но ничего сложного. Я себя держу в форме.

— Вы как-то говорили, что не употребляете спиртное. Даже в отпуске?

— Да. Во-первых, мне не нравится вкус алкоголя. Я же пробовал по глотку вина и пива. Во-вторых, с возрастом осознал, что алкоголь действительно влияет на здоровье. Особенно профессионального спортсмена. Понятно, кто-то может пить много и у него все хорошо, а кто-то пьет мало и его преследуют травмы, но не хочу рисковать.

— При таком профессионализме можно сразу к Валерию Георгиевичу в сборную.

— Валерий Георгиевич в свое время меня из «Ростова» отправил. Могу сказать, что у него более серьезные требования к сладкому. А сладкое я, кстати, люблю. Приходится себя перебарывать.

— Константин Генич впервые попробовал водку еще в игровые годы — в автобусе люберецкого «Торгмаша». Вас товарищи по команде пытались напоить?

— Нет. Да у меня и автобусов почти не было... Когда в 17 лет попал в «Анжи», ребята говорили: «Маленький, а чего ты пришел? Как играть собираешься?» Но в плане режима особо не давили. А когда за курский «Авангард» играл, мы во Владивостоке оставались после матча. Там некоторые футболисты могли так гульнуть, что на самолет опаздывали! Для меня стало откровением, что это никого не удивляло.

— Процесс расставания с «Ахматом» прошел безболезненно? Почему все-таки ваша с ним история закончилась?

— Мне все нравилось в клубе. Отношения с ребятами, руководством и персоналом сложились прекрасные. Ушел же из «Ахмата», потому что любой футболист хочет постоянно выходить на поле, а с приходом нового тренера, Сергея Ташуева, я резко перестал это делать. В дополнение ко всему была еще травма, после которой появилось ощущение, что про меня немного забыли. Уже зимой понимал — игрового времени будет мало.

— Как одним словом могли бы охарактеризовать период, проведенный в Грозном?

— Опыт. Причем позитивный, потому что я сделал шаг вперед, был в тройке лучших в команде по системе «гол+пас» за 2022 год, да и внес лепту в рекордный результат «Ахмата» — пятое место.

— В чем же секрет Сергея Абуезидовича? За счет чего он добился такого успеха?

— Секретного ингредиента не существует. «Ахмат» — опытная команда, ребята знают, как играть. Мы плыли в одной лодке, все это и вылилось в такой результат.

— Как в Грозном жилось?

— Нормальный город, есть что посмотреть. Развлечений не очень много, зато ничто не отвлекает от футбола. Больше всего в Грозном кайфовали те, у кого маленькие дети — там хорошая экология, замечательный воздух. А вот женам, у которых нет детей, с досугом посложнее.

Впрочем, ко всему привыкаешь. Страшного там точно ничего нет. Кстати, в последнее лето был огромный наплыв туристов. Многие подтвердят мои слова — в Грозный можно спокойно приехать на несколько дней и интересно провести время.

— В Нижнем все привычнее?

— Конечно! Уже снял квартиру, где нам разрешили жить с собакой, скоро приедет жена. А в Грозном другая религия, отчасти вообще это другой мир со своими устоями и традициями, под которые нужно подстраиваться.

— Вы же летом могли перебраться в «Локомотив»?

— Нет, это старая тема. Сейчас об интересе «Локо» не слышал. Не знаю, выходил ли кто-то на «Ахмат». Когда мне сказали, что могу вести переговоры, был только один вариант — Нижний Новгород.

— Талалаев в «Химки» звал?

— Говорили в конце сезона, когда после матча в Грозном с ребятами из «Химок» летели в Москву. Я ответил, что хочу играть в РПЛ.

— К тому времени уже было понятно, куда стремятся «Химки»?

— Да, как раз в том туре оформили вылет. Проиграли «Ахмату», а «Нижний» победил «Сочи».

— Год назад вы говорили, что Талалаев — топ-тренер. Учитывая, что за сезон он сменил три команды и вылетел в ФНЛ, от своих слов не отказываетесь?

— Если я что-то сказал, мнения своего не меняю. Не буду говорить, что результаты хорошие, и отмазывать Талалаева, но действительно считаю его очень сильным специалистом. Он выводит футболистов на новый уровень, вытаскивает из них максимум. Тех тренеров, при которых качественно прибавляю, считаю топовыми. Впрочем, сам Андрей Викторович убежден, что топ-тренер — это тот, кто взял трофей.

— Как отреагировали, когда Юран позвал в «Нижний»?

— Сразу воодушевился. У нас хорошие отношения. Сергей Николаевич внес огромный вклад в выход «Химок» в премьер-лигу. Если бы он в июле 2020-го после полуфинала Кубка не сказал, что наше место продано, где была бы команда? Лантратов, Тихий, Филин, Кухарчук, я и многие другие? Отыграли бы «Химки» три сезона в РПЛ — тоже вопрос. Юрана уволили через полторы недели после того заявления. Чтобы говорить такие вещи, нужно иметь характер. За это Сергею Николаевичу отдельная благодарность.

— В медиасфере Юран считается интересной, но эксцентричной личностью. А как бы вы могли его описать?

— Он требовательный, максимально чуткий в плане психологии. Допустим, недавно в товарищеском матче с «Динамо» мы крупно уступали после первого тайма. Другой тренер в перерыве мог бы заговорить на повышенных тонах, а Юран, наоборот, нас успокоил. Он тонко чувствует и настроение коллектива, и отдельных футболистов.

Вспоминаю его первый приход в «Химки». С группой игроков случился конфликт, срежиссированный другими людьми. Они настраивали команду против Юрана. Потом он увидел, что это футболисты, на которых можно положиться, и извинился перед ними при всем коллективе. Такое нечасто встретишь.

Что касается футбольных качеств, то у Юрана грандиозный опыт, он выступал на высоком уровне. Конечно, к его словам прислушиваешься. У нас взаимное доверие, это сильный специалист. Есть чему поучиться.

— Почему в «Нижнем» выбрали 10-й номер?

— Играл под ним в академии «Локомотива» с 6 до 17 лет. Брал в основном из-за Лоськова. А еще этот номер — определенная ответственность, которую хочу возложить на себя. Большие номера не особо люблю, сейчас «десятка» оказалась свободна. Все совпало!

— Одна из сенсаций трансферного окна — переход Кузяева во французский «Гавр». Далер будет там получать 350 тысяч евро в год, что примерно в пять раз меньше предыдущего оклада. А вы пошли бы на понижение зарплаты ради европейского чемпионата?

— Если вы задали бы такой вопрос неделю назад, я бы ответил: «Да! Конечно!» Но сегодня уже не потянул бы некоторые обязательства, которые взял перед семьей. А игроки уровня Кузяева, наверное, чуть подальше от таких слов, как ипотека, кредит...

— Как полагаете, разница в зарплате — главный фактор, почему наши молодые футболисты не стремятся за границу?

— Может, такое и было десять лет назад, но сейчас дело точно не в деньгах. У наших тупо нет предложений. Не из-за русофобии — просто из-за уровня игры. Хотя Захарян и Пиняев, думаю, все-таки уедут. Насчет остальных сомневаюсь. Но если кого-то из молодых позовут во французский, итальянский или голландский клуб на зарплату в два, а то и три раза меньше, чем в России, — уверен, никто не откажется.

— Суперкубок удалось посмотреть?

— Да, ЦСКА даже получше выглядел, более готовым. В России есть клубы, которые уже в этом сезоне постараются прервать гегемонию Питера. Придется тяжело, но шанс есть. В то же время понимаю: «Зенит» может проиграть чемпионство только сам себе.

— Помимо Кузяева удивил переход Марио Фернандеса в «Зенит» и Медины в «Спартак». Считаете ли вы, что само понятие принципиальный соперник постепенно стирается и принимает условный характер?

— Нет. У Медины, судя по всему, был внутренний конфликт в ЦСКА, да и денег в «Спартаке» дали больше. Человек приехал к нам зарабатывать. Ему вообще до лампочки, за кого играть.

Про Фернандеса думали иначе. Но почему? Он ведь за 10 лет так и не выучил русский язык. Тоже показатель. Я не осуждаю Марио, просто не понимаю, почему люди воспринимают его переход как личную обиду. Единственное — зря он говорил, что никогда не перейдет в «Зенит» и клялся в верности ЦСКА. Все остальное — как у классика: ваши ожидания — ваши проблемы.

— И все же для вас понятия принципиальности не стерлись?

— ЦСКА — «Спартак» и «Спартак» — «Зенит» всегда будут принципиальными противостояниями. Для меня матчи со «Спартаком» и ЦСКА тоже особенные. Что в детстве, что сейчас. Вот легионеров в расчет не берем, у них другое восприятие реальности.

— Вы воспитанник «Локомотива». Можете сказать: «Никогда не буду играть за ЦСКА и «Спартак»?

— Если бы я всю карьеру провел в «Локо» — не пошел бы в другую команду на чуть-чуть большую зарплату. Ну а смысл? Родной клуб за рубль не продают! Правда, разные возникают ситуации. Мы же помним Быстрова, который переходил из «Зенита» в «Спартак» и обратно. Родной клуб может тебя и продать. Да, до слез обидно, а что делать? Играть же нужно — и ты уходишь.

— Возможно, к этому надо относиться проще, ведь футбол — в том числе бизнес?

— Для игроков футбол точно не должен быть бизнесом!

— В завершение серия коротких вопросов. За какими видами спорта следите, помимо футбола?

— Могу на хоккей сходить. Родители в волейбол играют, меня научили, но смотреть его не люблю.

— Лучший друг в футболе?

— В футболе много друзей быть не может. Но есть ребята, и уже даже семьи, с которыми близко общаюсь годами. Например, Дима Тихий и Илья Кухарчук. Очень рад, что теперь мы снова вместе. Играть с друзьями всегда приятно. Ну а лучший друг с детства, с академии «Локомотива», выступает сейчас во второй лиге — Леха Соловьев.

— Три ваших лучших качества?

— Честность, доброта, сила воли.

— Три худших качества?

— Мнительность, самокритичность, ворчливость.

— Как откосить от интервью в микст-зоне?

— Я в последний раз просто сказал: «Нет!» и ушел. Если бы остановился, много плохого бы наговорил. На самом деле микст-зона — опасное место, там не согласовываются интервью, можно лишнего ляпнуть.

Екатерина Звенигородская, «Спорт-Экспресс»
Пресс-служба ФК "Пари НН"
Количество показов48

популярные новости

все новости

Используя данный сайт, вы даете согласие на использование файлов cookie, помогающих нам сделать его удобнее для вас.