Горьковский «трамплин» Славы Метревели

все новости
Горьковский «трамплин» Славы Метревели
Сегодня мы открываем новую рубрику «Легенды нижегородского футбола». И первым ее героем становится неподражаемый Слава Метревели, выступавший за горьковское «Торпедо» в 1955-1956 годах.

Слава Калистратович Метревели родился 30 марта 1936 года в городе Сочи. Заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер Грузинской ССР. Нападающий. Играл за «Спартак» (Сочи), «Торпедо» (Горький), «Торпедо» (Москва) и «Динамо» (Тбилиси). За первую сборную Советского Союза провел 48 игр, забил 11 голов.
Чемпион СССР 1960, 1964 годов, обладатель Кубка СССР 1960 года. Обладатель Кубка Европы 1960 года, участник чемпионатов мира 1962 и 1966 годов. Играл в 1968 году за сборную мира против сборной Бразилии на стадионе «Маракана». По окончании игровой карьеры работал тренером в тбилисском «Динамо» и «Диле» (Гори). Умер 7 января 1998 года в городе Тбилиси.

Вспоминает игрок горьковского «Торпедо» Федор Михайлович Воронин:

- Слава Метревели, когда мы приехали на сборы в Адлер, был местной футбольной знаменитостью. Его знало все черноморское побережье. Вскоре и мы, торпедовцы, увидели сочинского самородка. Это был худощавый юноша не очень высокого роста. Он ходил везде в майке и брюках-клеш черного цвета. Его звали к себе все команды мастеров, находившиеся в тот период на сборах на побережье. Надо отметить, что в то время там были почти все ведущие клубы страны. Метревели в контрольных матчах играл по тайму то за столичный «Спартак», то за «Шахтер» (Сталино), то за московский «Локомотив». Но дальше взаимоотношения с командами мастеров у Славы не продвигались. Причиной тому был его отец Калистрат Фомич - шеф-повар самого престижного в те времена в городе-курорте ресторана. Он не отпускал сына, боясь, что молодой парень в больших и чужих городах ничему хорошему не научится. А в футбол гонять можно и за сочинский «Спартак».

Возможно, Слава Метревели и пропал бы для большого футбола, если бы не наш начальник команды Николай Несторович Мамулашвили. Он вдруг вспомнил, что Метревели ему - дальний родственник. Ну и напросился в гости, взяв с собой и меня. Калистрат Фомич и Николай Несторович беседовали между собой, конечно же, на грузинском. Но ради приличия (за столом ведь сидел и я) часто переходили на русский. Вот и говорит Мамулашвили: «Калистрат, отпусти сына в Горький. У нас в команде не шпана играет, а ребята из приличных семей. Вот Федор - серьезный юноша, школу окончил с медалью, в институте учится. И Слава, глядя на наших ребят, в люди выйдет. Отпусти его в наше «Торпедо». В конце концов, Метревели-старший сдался. Слава Метревели стал игроком горьковского «Торпедо».

«Торпедо» стало своеобразным трамплином для этого игрока. Дальше были клубы класса «А»: столичное «Торпедо», тбилисское «Динамо» и сборная СССР, выступая за которую «сочинский самородок», которому дали путевку в большой футбол в горьковском «Торпедо», получил мировую известность.

В финале Кубка Европы на парижском стадионе «Парк де Пренс» именно Метревели забил югославам первый гол, сравняв счет в матче. Советская команда в дополнительное время матча добилась победы - 2:1. А в следующем, 1961 году сборная СССР совершала турне по Южной Америке. В Буэнос-Айресе сборная нашей страны обыграла Аргентину - 2:1, которая тогда ходила в ранге чемпионов Южной Америки. Это было первое поражение аргентинской сборной на стадионе «Ривер Плейт». На следующий день портреты советских футболистов были опубликованы в местных газетах. А одна позволила себе оценить их талант: Месхи - 50 миллионов, Метревели - 50 миллионов, Понедельник - 50 миллионов, Яшин - нет цены.

Перейдя в тбилисское «Динамо», Слава Метревели был возведен за спортивный талант вообще в полубоги. Обожание его грузинскими любителями футбола порой мешало семье Метревели в обычной жизни. Когда Слава Калистратович закончил свою игровую карьеру, и у него не получилось на тренерском поприще, дальнейшей судьбой фактически безработного Метревели занялись на самом верху. Один из руководителей компартии Грузинской ССР предложил ему пост директора хинкальной «Ниави» («Ветерок»). И, надо сказать, это предприятие процветало. Сработало имя великого футболиста. Все директора продуктовых баз хотели работать только с Метревели, предлагая самый свежий и самый дефицитный товар. И, конечно, от посетителей в «Ниави» отбоя не было.

Всё изменилось с распадом Советского Союза. В пылу одной из грузинских революций сожгли «Ниави», а с ним все документы, в том числе и страховку. Это событие окончательно подорвало здоровье Метревели. В Москве ему дали первую группу инвалидности. Боялись, что Грузия не подтвердит ее. Но, слава богу, все обошлось. Правда, правительство Эдуарда Шеварднадзе назначило Славе Калистратовичу пенсию в 13 лари (6 долларов). И это человеку, которого аргентинцы оценивали в 50 миллионов! Жили на пенсию его супруги - Татьяны Анатольевны. Умер Слава Калистратович Метревели в православное рождество - 7 января 1998 года. Похоронен на Сабурталинском кладбище, в пантеоне великих людей Грузии.

В Сочи в честь Славы Метревели назван Центральный стадион и открыта памятная доска. В декабре 2014 года в Сочи, на родине футболиста, Союзом грузин России был открыт памятник Метревели.

Григорий ГУСЕВ, архивариус нижегородского футбола
Пресс-служба ФК "Пари НН"
Количество показов121

популярные новости

все новости

Используя данный сайт, вы даете согласие на использование файлов cookie, помогающих нам сделать его удобнее для вас.