Ярослав Михайлов: В Россию вернулся с облегчением

все новости
Ярослав Михайлов: В Россию вернулся с облегчением
У Ярослава Михайлова интересная судьба. Летом 2021-го он только закончил школу в Петербурге и выпустился из академии «Зенита». А потом – улетел в Германию. «Шальке» взял молодого россиянина в годичную аренду. Команда выступала во второй Бундеслиге, и полузащитнику дали шанс. У него набежало 10 матчей в сезоне и 1+1 по системе «гол+пас».

Летом 2022-го Ярослав вернулся в Россию, а уже в сентябре перешел на правах аренды в «Пари НН». Там быстро дошёл до основы и в заключительном домашнем матче года забил гол-красавец в ворота «Ахмата». Предлагаем вашему вниманию интервью с молодым футболистом.

Наше досье
№ 14. Ярослав МИХАЙЛОВ. Родился 28 апреля 2003 года в городе Пыталово Псковской области. Начинал заниматься в ДЮСШ «Псков-747» (Псков). Воспитанник академии ФК «Зенит» (Санкт-Петербург), выступал за команды системы «Зенита», «Шальке 04» (Германия), юношеские и молодежную сборные России. Победитель второй Бундеслиги-2021/2022 в составе «Шальке 04». В «Пари Нижний Новгород» – с сентября 2022 года. Рост – 182 см, вес – 75 кг.

Переход в «Пари НН»: вопрос закрыли за 30 минут до закрытия трансферного окна

– Ты перешел в «Пари НН» в середине сентября. И впервые получил статус игрока основы клуба РПЛ. Как оценишь для себя этот период?

– Могу занести себе в актив эти два с половиной месяца. Я перешел в «Пари НН» в последний день трансферного окна. И начиная с того момента много времени провел на поле. Старался помогать команде, набирался опыта и стремился проявлять себя как можно лучше.

– Знаю, что при этой аренде не всё было гладко. Вопрос оттягивался, у тебя были варианты с «КАМАЗом», другими клубами. Сложно было переживать этот период?

– Вообще, история пошла с июня. Из Нижнего проявили интерес, я съездил на неделю потренироваться с командой, но потом всё оборвалось. Вернулся в Петербург, а руководство сказало, что я никуда не перейду. Хотя планировалось совсем другое.

Стал тренироваться с основной командой, но играл за «Зенит-2». Однако Нижний постоянно возвращался и вновь пытался меня забрать. Под конец трансферного окна я уже ни на что особо не рассчитывал. Да и Андрей Сергеевич (Аршавин — авт.) говорил, чтобы я сыграл полгода здесь, проявил себя и потом уходил. Но я не хотел оставаться. Был настроен на новый вызов. Под конец трансферного окна история возобновилась.

– И что было дальше?

– Помню, с «Зенитом-2» мы пошли в бассейн играть в водное поло. Это предпоследний день трансферного окна. Меня подзывает Владислав Николаевич (Радимов — авт.) и говорит: «Ты переходишь в «КАМАЗ». Это было утром. Думаю, всё. Знал, что с «Пари НН» шли переговоры, но посчитал, что не удались. Проходит несколько часов. И мне говорят, что всё же есть вариант с «Пари НН».

В итоге документы подписали в последний день трансферного окна. Я пришел на тренировку, покушал с друзьями, потом – домой. Дальше – приглашение в офис. Приехал туда к 9-10 вечера. За 30 минут до конца дня подписали бумаги. Спасибо моему агенту Василию Голяне и настойчивости «Пари НН»: если бы не они, вряд ли бы удалось совершить такой переход.

– Был ли разговор с Семаком о будущем? Мог ли ты остаться в Петербурге?

– Глобально – нет. Но я знал позицию Сергея Богдановича – если есть возможность развиваться и играть, то он это только поддерживает.

– При этом Аршавин явно так не считал.

– Андрей Сергеевич занял позицию клуба.

– Что стало решающим фактором в переходе в Нижний?

– Мне просто здесь с самого начала понравилось. Я приехал, там молодой тренер, он со всеми держит контакт. Запрещал старшим пихать молодым, оберегал нас. Давал шансы. В клубе меня всё устраивает, не планирую уходить в ближайшее время.

– Тебе быстро стали доверять.

– Я приехал 10 сентября. 12-го – игра с «Химками», я не вышел. Но уже в следующей игре с «Оренбургом» появился на замену. Потом вызов в сборную и матч с «Краснодаром». Там уже стартовый состав. С того момента почти всегда играл в основе. Не знаю, почему мне стали доверять так быстро. Очень благодарен за это Михаилу Михайловичу. Хотя конкуренция есть. Игр было много. Рад, что воспользовался шансом.

– У Галактионова репутация топа в работе с молодежью. В чем это проявлялось для тебя?

– Он начал меня наигрывать на стандартных положениях, я стал исполнять угловые, штрафные. Развивался этот компонент. Планирую и дальше работать. Галактионов очень требовательный тренер, ты не имеешь права отдать пас и не открыться. Постоянно надо быть в движении. При нем я стал более уверенным, сфокусированным и работоспособным. Как тренер он – топ. Мне очень нравится.

– Какие главные хайлайты этого периода выберешь? Может, матч с ЦСКА, где была голевая, или последняя игра с «Ахматом»?

– Таких моментов много. Можно вспомнить первый матч в основе с «Краснодаром». А так – голевая с ЦСКА, потом «Ахмату» забил, в сборной отличился. В игре с «Химками» уже чувствовал себя очень уверенно.

– «Пари НН» ассоциируется с молодежью. Чувствуется ли внутри, что на этом делается особенный акцент?

– У нас молодой коллектив. Это правда. Знаю, что клуб планирует и дальше развивать молодежь. При Галактионове оставляли после тренировок. Отрабатывали передачи, стандартные положения, удары — это в порядке вещей. И мы не уходили, пока, условно, не сделаем 20 длинных передач правой и левой ногой.

Новому тренеру желаю удачи: пусть у нас всё получится!

– Уже в октябре все понимали, что Галактионов возглавит «Локомотив». Что говорили внутри в тот период?

– Слухи пошли еще после «Спартака». После следующей игры снова прошла информация, что он вот-вот уходит. Потом «Зенит» — и вроде бы снова без него. Потом – «Краснодар», «Крылья». А мы и правда не знали, когда он уйдет. Знаю, что наш капитан Кирилл Гоцук разговаривал с ним об этом. Понятно, что команда тревожилась. Михаил Михайлович сказал, что им интересна история с «Локомотивом». Однако всё зависело не от них. Вопрос был в договоренностях. Но посыл был и в том, что они продолжают работать на максимуме. И футболисты не должны зацикливаться на том, уйдет ли тренер.

– В середине ноября он ушел. Как восприняла это команда?

– Лично я думал, что он останется еще на две игры Кубка. Но получилось так, как получилось. После игры с «Ахматом» он вышел в центр раздевалки и произнес речь. Все понимали, что он уходит. Пожал всем руки. Расстались на хорошей ноте. Уже после в сборной он сказал, что я не должен расслабляться. И если будут довольствоваться тем, что есть, то остановлюсь в прогрессе.

– В «Локомотив» не звал?

– Лично мне ничего не говорил об этом.

– Команду возглавил Артем Горлов. Что ты о нем знаешь?

– Знаю, что он работал в «Енисее», слышал, что хороший тренер. Что он моложе даже Михаила Михайловича. Мы желаем ему только удачи, чтобы у нас всех вместе всё получилось.

– Какие цели у тебя лично на оставшуюся часть сезона?

– Сначала пройти три сбора. Набрать форму и подойти к сезону в качестве игрока стартового состава. И продолжить прогрессировать.

В «Шальке» была сумасшедшая конкуренция

– Переместимся в лето 2021 года. Ты только закончил школу. Выпустился из академии. И тут приглашение от «Шальке». Давай восстановим хронологию: как узнал об интересе?

– Помню, был май. Заканчивал школу, начинались экзамены. И мне сказали, что есть заинтересованность из другой страны. В начале июня сказали, что это «Шальке».

– Удивился?

– Да не то, чтобы удивился. У меня были экзамены впереди. Об этом надо было думать. Помню, экзамен по биологии был 18 июня. А в клуб просили приехать раньше. Но я не мог из-за экзамена. Попросили их, чтобы я приехал позже.

– ЕГЭ важнее.

– На тот момент – да. Кстати, хотел бы поблагодарить академию «Зенита» – без их работы вряд ли переход состоялся бы. Приехал в Германию, провели контрольную игру, я забил два гола. Потом подошел спортивный директор и сказал, что я еду на сбор Там тоже хорошо показал себя и остался.

– Новая страна – как ты с этим справлялся?

– На самом деле, было прикольно. Мне помогали, самому было интересно. Так что никаких проблем.

– В интервью ты рассказывал, что первые впечатления – жуткие. Многочасовые тренировки, время оставалось только на сон. Получается, не как в России?

– На сборах в России тоже достаточно нагрузок. Тоже приходишь замученным. Наверное, так говорил, потому что это были мои первые сборы на взрослом уровне. Большая разница. Поэтому было тяжеловато.

– Как тебя приняли в команде? Совсем молодой парень из России – не было вопросов: «Зачем ты здесь?»

– Нет. Наоборот, все понимали, что я молодой, и помогали.

– Как там в плане быта?

– С квартирой помог администратор команды. Нашли в семи минутах от базы. Я жил в одном доме с одноклубником. Ездил с ним.

– Приезжал ли кто-то из России?

– Нет. Были коронавирусные ограничения. Всё время был один. Не забыть язык помогали компьютерные игры. Вечерами играл с друзьями. Но и в Германии появились приятели – один парень из Петербурга там учился. Познакомились и стали общаться.

– У тебя вышел дебют мечты – 1+1 в первых двух матчах. В тот момент понимал, что это уровень, который потянешь?

– Первый тур я пропустил — уехал в Россию делать визу. Во втором вышел на 30 минут и сделал голевую. Потом в игре на Кубок забил. Я думаю, там можно тянуть. Дело в физике и ментальной подготовке. А я был молодой и неокрепший. Физически можно еще подтянуться. А вот сразу войти в эту среду головой сложно. Там играют люди с большим опытом в Бундеслиге. Сумасшедшая конкуренция.

У нас был один парень – он мог три дня на неделе не тренироваться. Потом пара занятий — и стартовый состав. На моей позиции. И он в огромном порядке. Почти не терял мяч. Там надо быть готовым к тому, что, если ты не играешь, надо работать еще больше. Тогда будешь прогрессировать, будешь конкурентоспособным. Я всё это прекрасно понимал.

– После 24 февраля отношение к тебе изменилось?

– Конечно.

– Как?

– Например, некоторые ребята начали мне говорить: «Что Россия творит?». Старшие старались оберегать. Объясняли, что я лишь футболист и не имею отношения к происходящему. Стало чувствоваться напряжение. А потом дали понять, что не будут подписывать со мной контракт из-за происходящего. Хотя зимой мы об этом говорили. Они могли меня выкупить.

– Когда ты понял, что не останешься в клубе?

– В конце марта.

– Было указание тренерскому штабу не ставить себя в состав?

– Не знаю. Но там были и спортивные причины. Мы шли на четвертом месте. И из последних 10 матчей нам надо было выиграть девять. То есть ответственность огромная. И зачем менять то, что работает, и ставить меня? Надо решать задачу. И под эту цель не выпускают молодых.

– В итоге вы выиграли вторую Бундеслигу. Как долго праздновали победу?

– Неделю.

– Возвращался в Россию с грустью?

– С облегчением.

– Не хотел сразу рвануть в Европу?

– Знал, что ко мне был интерес из Европы. Вроде бы Нидерланды, Бельгия. Но потом они дали понять, что игроков из России звать не будут.

– Ты стабильно вызываешься в молодежную сборную Россию. Но команда играет в основном с Беларусью, Казахстаном. Угнетает, что нет международных матчей с Европой?

– Не знаю. Конечно, хочется играть с более сильными соперниками. Чтобы оценить свой уровень на их фоне. Но всё равно приятно получать вызов в сборную. И не так важно, с кем играть.

– Ты поиграл в Европе, пожил, понимаешь, как там устроено всё с точки зрения футбола. И тут обсуждение о переходе в Азию. Твое отношение к этому?

– Саудовская Аравия из Азии? Она прервала серию Аргентины из 36 матчей без поражений. Япония вышла в плей-офф. Понятно, что в Азии другой футбол, другие сборные. Мне далеко до азиатской Лиги чемпионов и сборной России. А если мы перейдем в азиатскую лигу, сможем ли вернуться? Этого никто не знает.

– Летом ты можешь вернуться в «Зенит». Но, опять же, в не самом очевидном статусе. Думал о своем будущем?

– Пока нет. Но знаю точно, что через полгода я хочу играть в футбол так же, как в последние месяцы.

Дмитрий ЗИМИН, «Чемпионат»
Пресс-служба ФК "Пари НН"
Количество показов61

популярные новости

все новости

Используя данный сайт, вы даете согласие на использование файлов cookie, помогающих нам сделать его удобнее для вас.